Дата: 18-11-21 11:29

Как в Запорожской области пилотов на весь мир готовят

Как в Запорожской области пилотов на весь мир готовят

Об уникальном сельском предприятии, производящем легкомоторные самолеты и обучающем управлять воздушными судами

Всего в 130 километрах от Запорожья – село Широкое. С 2012 года там работает предприятие по производству сельскохозяйственных самолетов, а еще – Украинская летная академия “Химические авиационные технологии”. За почти 10 лет искусству пилотирования тут обучились несколько сотен курсантов. Что примечательно – не только украинских, а также из Туркменистана, Узбекистана, ОАЭ, Судана, Ливии и многих других стран. Хотя для нашего уха привычнее слышать, что курсанты из Украины наверстывают летные часы где-нибудь в США или странах Балтии.

Корреспонденты Укринформа отправились в Широкое, чтобы узнать, как иностранцы нашли село с его академией и как ей удалось отшлифовать образовательный процесс настолько, чтобы выйти на международный уровень обучения пилотов.

5 ЧЕЛОВЕК И ПОЛГОДА НА НОВЫЙ САМОЛЕТ

На месте, где сегодня производят самолеты и учат пилотированию, еще несколько лет назад было голое поле.

«Тут была свалка, земля, которая была никому не нужна. Мы свалку разгребли и наладили производство, построили аэродром. Сейчас тут – цех по производству самолетов для сельского хозяйства и летная академия», – говорит директор Украинской летной академии “Химические авиационные технологии” – Виталий Ярыгин, он же – и генеральный конструктор.

Виталий Ярыгин
Виталий Ярыгин

Летная академия – это два аэродрома "Широкое" и "Веселое". Заезжаем в село Широкое, в телефоне прокладываем маршрут к летной школе Ярыгина. Навигатор “нарисовал” несколько километров дороги, которая проходит вдоль села. Честно говоря, были готовы к тому, что придется ехать по грунтовке, но приятно удивились – дорога тут хорошая. Следовали четко по маршруту, пока не увидели силуэты ангаров. Такое не проедешь – приметный объект.

Территория аэродрома ограждена забором, но сегодня вход открыт – видимо, нас ждали. Сразу же замечаем небольшой одноэтажный хостел (его открыли четыре года назад) для курсантов (напоминает квартиру на первом этаже), рядом стройка – в будущем планируют установить тренажеры. Недалеко от хостела виднеется стартово-командный пункт (что-то вроде диспетчерской), и “скелет” старого самолета. По бетонным дорожкам идем к ангару.

Это большое помещение, разделенное на несколько блоков: в одном ремонтируют летную технику, в другом – собирают, в третьем – стоят самолеты, на которых учатся летать курсанты. Между “блоками” – рабочий кабинет Ярыгина. В ангаре практически нет мобильной связи и не очень хороший интернет (тут не ловился), но зато везде чисто и на удивление тихо (на какой-то момент даже показалось, что в ангаре нет никого). Просто каждый занимается своим делом.

Производство летательных аппаратов Ярыгин начинал в конце 1990-х – говорит, вдохновил купленный им как-то мотодельтаплан. Сегодня в его школе – самые новые самолеты среди всех летных школ на территории Украины и – студенты из ОАЭ. Иностранцы в Широком – давно не редкость.

“Когда мы только начали работать, у нас было много старых самолетов и один новый. Старые – постепенно продали, а новые добавили, – рассказывает Виталий. – На свежих (именно такой термин чаще всего используют инструкторы, – ред.) самолетах учим только мы. Сегодня у нас три учебных самолета и все – нашего производства».

Заходим в ангар, где стоит один из них. Сделан из карбонового волокна, легко ремонтируется, что очень хорошо для учебной машины, имеет большой запас прочности. Построен тут же, в ангаре, всего за полгода, силами всего 5 человек. Самолет долго разрабатывается, но быстро создается, объясняет Виталий. А если в процессе задействовано много людей, он становится очень дорогим и продать детище трудно. «Такой самолет стоит в районе 500 тысяч долларов, мы Кировоградской летной академии продаем его в два раза дешевле”, – добавляет собеседник.

«На этом самолете можно учить летать по приборам (стоит приборное оборудование): это максимально приближено к тому, что ждет пилота, когда он будет летать, к примеру, на Boeing. А еще у нас есть самолет с полностью сенсорной кабиной – нет ни одной кнопки, ни одного выключателя: ключ зажигания и два экрана, – рассказывает бывший ученик академии, а ныне инструктор – Антон Рубинчик. – Это показатель того, что самолет современный». Именно Антон летал на аппарате первым как курсант и не устает хвалить машину.

КАК СТАТЬ ПИЛОТОМ

Чтобы курсанту-частнику попасть в летную школу в Широком, нужно иметь хотя бы среднее образование, сдать тесты: математику, английский, физику. Если тесты “завалены”, в школу не возьмут. Иностранцы изучают теорию в государственном летном центре в Кропивницком, а в Веселом – выполняют необходимый налёт часов. Студентов-иностранцев привлекает в нашу глубинку, кроме качества обучения, сравнительно невысокая его стоимость. Оплачивая курс летной практики, они получают и проживание, и двухразовое питание. Похоже, в академии предлагают “клиентам” вполне конкурентные условия и выигрывают на этом.

Длительность обучения на коммерческого пилота – от 9 до 36 месяцев, все зависит от успеваемости.

“Нужно, чтобы человек после обучения мог выполнить задачи на конкретном воздушном судне. Кому-то нужно 40 часов, кому-то – 140, а кому-то и 300 мало, чтобы сдать после обучения экзамен”, – объясняет Виталий. Тут как с водительскими правами: сначала учишься на категорию Б, потом себе добавляешь категории. В Широком получают базовое образование, без которого нельзя дальше двинуться. В летной академии, как и во всем мире, обучение на частного пилота проходит на небольших воздушных судах. Сельскохозяйственная авиация – это уже специализация. По словам Ярыгина, большинство его студентов возвращаются в свои родные страны и, получив необходимую сертификацию, спокойно садятся за штурвалы пассажирских самолетов большой вместимости.

Антону совсем недавно исполнилось 24. Парень с детства мечтал быть летчиком, как и его дед. Несколько лет назад поступил в Кировоградскую летную академию. Получил высшее образование, но наличие диплома, в котором написано “летчик”, вовсе не значит, что можешь сесть за штурвал и полететь. Еще предстоит научиться пилотировать, иметь лицензию коммерческого пилота.

“Нужно было налетать 200 часов. Приехал сюда и начал учиться летать”, – рассказывает он. Почему выбрал именно эту школу? Это село, гулять негде, погружаешься в учебу и ни на что не отвлекаешься, шутит пилот. “Все машины свежие, новые. В других летных школах самолеты 1970-80-х годов выпуска, – наводит еще один аргумент он. – Сейчас я исполняющий обязанности старшего летного инструктора, исполняющий обязанности начальника аэродрома и руководитель подготовки. Когда приехал в Госавиаслужбу получать командирское звание, мне сказали, что таким молодым, как я, его еще не давали”. Качество образования, как говорится, налицо.

Была как-то в академии курсантка из Казахстана, вспоминает Рубинчик. Девушка настолько хрупкая, что не могла потянуть штурвал – не хватало сил. Пришлось добавить в программу обучения и физическую подготовку – отжимания. У другого курсанта были проблемы с вестибулярным аппаратом – будущего пилота заставляли ходить на руках – ходить и тренироваться. Главное – желание летать, мечта, как говорится, о небе. Она приводит в Широкое мечтателей даже из дальних стран.

21-летний Азат – из Туркменистана. В день нашего визита он тоже должен был выполнять учебные полеты, жаль, погода была нелетная – туман. Парень учится в Кропивницком, ему нужно налетать 60 часов – и практические занятия он проходит в Широком. В день по 3-4 часа в небе проводит. Тут же, при летной академии, и живет.

“С детства мечтал быть пилотом, но в Туркменистане есть только вуз, куда берут одного человека в год. После учебы я бы в Украине остался, но украинское гражданство сложно получить. Мне не важно, где работать, главное – летать”, – делится Азат.

Ярыгин говорит, что в Украине сегодня не очень развита частная авиация. В Америке в год продается 120-150 тысяч самолетов, а в Украине – 30 штук. Но хорошему пилоту штурвал всегда найдется.

В ПОМОЩЬ АГРАРИЯМ

“Наша цель – сельскохозяйственная авиация. Эта отрасль заброшена, к сожалению. Мы построили сельхозсамолеты и попутно готовим пилотов, – рассказывает Ярыгин. – Почему мы готовим лучше всех? Все на этом зарабатывают деньги, а мы себе поставили другую задачу: научиться готовить качественный персонал. Ведь в этой сфере победит тот, у кого будет самый высококвалифицированный и самый высокооплачиваемый персонал”.

Совсем недавно он вернулся из Америки. Говорит, американцы сами нашли его предприятие через посольство, несмотря на пандемию, открыли визу. Виталий Ярыгин с членами своей команды побывал в Штатах, чтобы поделиться видением того, как должна работать сельская авиация, наработками. Сельская авиация – это инструмент защиты растений, который дает добавленную стоимость. Ни одна даже сверхсовременная наземная техника за световой день не способна обработать такую площадь, которую может за несколько часов обработать самолет, объясняет.

“Что дальше? Сейчас организовываем поставку первого американского самолета, договариваемся с агрохолдингами и будем сельхозавиацию продвигать на рынок Украины, – описывает перспективы Ярыгин. – Пилоты у нас для этого есть”.

Основатель летной школы говорит, что спрос на его услуги среди студентов есть, и верит, что в скором будущем пользоваться спросом будут и услуги по опрыскиванию полей с помощью самолетов. И тогда в Широком не только не переведутся толпы студентов – здесь будут удивлять все новыми разработками и аппаратами.

Ольга Звонарева
Фото – Дмитрий Смольенко


Источник информации: Ukrinform

Поделиться ссылкой:  
 Tweet



Перепечатка материалов разрешается только при наличии гиперссылки на www.aviation.com.ua
Перепечатка, копирование, воспроизведение или иное использование материалов, в которых содержится ссылка на агентства УНИАН, Iнтерфакс-Україна, строго запрещено.
Позиция администрации может не совпадать с мнениями авторов, публикующих статьи.